Интервью. О циклах развития городского пространства и об урбанистике в Саратове

В интервью «Новострой Саратов» заведующий кафедрой «Дизайн архитектурной среды» УРБАС СГТУ имени Гагарина Ю.А, кандидат архитектуры Виталий Кудрявцев рассказал о принципах построения городского пространства Саратова и о его циклах развития.

 

kudryavtsev

Давайте поговорим в целом про «урбанистику». Огромное количество мнение, трактовок. В Москве недавно высмеяли новые пешеходные зоны, которые из мест прогулок с приходом зимы превратились в обледенелые площади, так называемые катки. Так что же все-таки понимается под «урбанистикой» и дизайном городского пространства – нечто в первую очередь красивое и эстетичное, или так называемый отзывчивый дизайн для людей?

— Слово с одной стороны новое, а с другой стороны – устоявшееся. Урбанистика – это градоустроительство. Именно устроительство, а не строительство. Я думаю, что урбанистика – это все-таки явление времени. В 20-м веке господствовало мнение о городе как о машине. Не случайно, цитирую, город – это машина для жилья. Город воспринимался как набор болтиков и винтиков, которые, если грамотно смазаны, позволяют отлично ехать. Были выработаны общие принципы построения пространства, функциональные зоны, и в результате город расчленялся на отдельные зоны. Промышленные территории, жилой застройки, зоны отдыха. И такой подход отодвинул человека от той среды, в которой он живет. И начиная с 70-х годов стали ностальгически смотреть на исторические города, где такого четкого разделения не было, где все было рядом, все было переплетено. И такая близость к человеку стала восприниматься в качестве образца. Не город для машин, а город для людей – вот желание граждан.

Мы 20 лет занимаемся этими вопросами на нашей кафедре. И нам близок подход австрийского архитектора Хундертвассера, который говорил о городе как о коже. У нас есть обычная кожа, есть одежда – вторая кожа. Интерьер – это третья кожа, улица – четвертая. Пятая кожа – это город. И чем дальше от человека, тем абстрактнее становится подход. И чем ближе кожа – тем лучше должно все быть сделано именно для человека, а не для неких подходов и трактовок.

И именно такой подход будет учитывать нюансы и решать проблемы конкретных людей, которые проживают у нас в городе. Тогда здесь будет хорошо и комфортно. И в целом понятие «урбанистика» как раз означает формирование такой среды.

То, что сейчас мы видим в Москве – это отдельные локальные зоны, которые со временем срастаются, но уже сейчас решают локальные проблемы, обеспечивают потребности для комфорта людей, живущих рядом.

Если мы исходим не только из принципа функциональных зон, а из принципа реализации потребностей, то как быть с социальным неравенством? У каждой социальной группы разные потребности, и не получится ли у нас в итоге то же разделение на зоны, но уже микрорайоны-гетто, зоны для среднего класса и зоны для богатого населения. Нечто подобное сейчас происходит в той же Москве, например, появление элитных районов, которые начинают протестовать против отдыха у них граждан из других районов? В итоге придем к некоторым примерам из Средневековью, где создавались зоны для знати?

— Как раз в Средневековье ситуация была несколько иная. Конечно, были разные принципы, но в целом, как сказали бы сейчас, люди жили в радиусе пешеходной доступности. Поэтому да, были там улицы Торговая, улица Ремесленников – то самое деление по функции. Или же неким этническим принципам, например, как в Саратове – улица Армянская, улица Цыганская. Такие улицы были до революции. Но из-за небольшой площади какие-то улицы не превращались в гетто.

Проблема такой дифференциации – это проблема больших городов, мегаполисов. Тот же центр – в городе это сосредоточение всей его жизни, и именно в мегаполисе центр не может справляться с традиционными функциями. Поэтому появляются подцентры, которые берут на себя его функции. Это не деление на зоны, это скорее деление клетки не небольшие подзоны-копии с похожими функциями. Подзоны существуют достаточно автономно, но значение основного центра никуда не денется, центр не теряет свое значение.

Посмотрите на Саратов – у нас есть центр, несмотря на активную застройку новых зон. Хотя подцентры у нас появляются, и они возникают естественным образом. Об этих вещах думали еще в 20-х годах прошлого века в Москве – города вокруг Москвы брали на себя торговые и культурные функции, чтобы люди не ехали просто так в основной центр. Просто город становится более сложным, и это нужно учитывать. Главное – чтобы подцентры срастались с основным центром, и это было естественно. Иначе да, будет плохая ситуация, о которой вы и сказали.

Посмотрите на более экономически развитые страны. Так можно понять, что будет с нами через несколько лет. Был период, когда зажиточные граждане переселялись за город, в малоэтажное пространство. Виток спирали истории закончился – и граждане начали переселяться в центр, переводя его на другой уровень качества. И из бывших гетто вновь появлялись модные лофтовые пространства. Посмотрите на Москву – модные территории это в основном бывшие промышленные зоны, которые именно граждане превратили в мастерские.

Давайте вернемся в Саратов. У нас – многоэтажная застройка окраин и центр города, который постепенно теряет свою актуальность не по естественной причине, а по причине плохой транспортной доступности. На какую экономически более развитую страну посмотреть, чтобы понять, что же будет с нами пусть через 20 лет?

— Абсолютно верно. Мы говорим про циклы развития. Есть периоды разрастания ткани, а есть периоды укрепления каркаса. Каркас – это транспортная доступность и системы общественной. Эти периоды чередуются постоянно. Эти циклы можно и просчитать – в первую очередь они связаны с экономикой и во вторую – с неким мистическим кодом, с планом развития города, который был заложен изначально. Конечно, мы можем ускорить или притормозить эти процессы, но они все равно происходят. Поэтому важно знать, какой сейчас период.

Саратов в силу ряда обстоятельств город своеобразный. Средневековый город Саратов – центр это Музейная площадь. В конце 18-ого века, когда город разрастался в сторону Москвы, центр перенесли к «Липкам». Теперь это центр, и строительная активность идет вокруг него. Саратов – это пример города с ползучим центром. Другие города развиваются немного иначе. Например, Москва – центр не может развиваться, значит, сносятся ветхие здания, строятся капитальные. И так циклами. Саратов – такой необходимости не было. Поэтому застройка 18-ого века сохранилась. И именно поэтому в Саратове сохраняется масса старой застройки.

Зная это, можно прогнозировать дальнейшие пути развития. Саратов нельзя рассматривать без Энгельса, это теперь единый организм. Мы заметили закономерность – быстро развивается Энгельс, Саратов притормаживает. Потом подача идет на другую сторону – все меняется. И эта спираль постоянно происходит.

Сейчас в Саратове начинается процесс укрепления каркаса. Предыдущий аналогичный цикл был в момент создания в Саратове первой пешеходной зоны – проспекта Кирова.

Достаточно значимое событие как для Саратова, так и для всей страны, верно?

— Как это ни грустно бы звучало для москвичей, но пешеходная зона у нас появилась раньше, чем Арбат. Мы первые в России, и вторые в СССР (первая в Литве). Тогда это было сделано с помощью административного решение – руководство сказало, нужно сделать. И все делали. Изготовили плитку, которая 30 лет пролежала, сделали фонари «золотые». И туристический потенциал города повысился – вся Россия приезжала к нам учиться. И неправильно, что мы начинаем забывать это – и стыдливо называть наш проспект Кирова – «Саратовским арбатом».

Проспект Кирова в Саратове, Немецкая улица, торговая улица – это уникальный проект. Там всегда много ходили пешком, и главное было найти уникальность. Власть тогда решила не идти на поводу у некоторых мнений сделать стандартно аллею, и остановились именно на проспекте. Тротуарная традиция была сохранения – около домов тротуар был отделен фонарями и ливневками, а в середине была другая плитка. Конечно, не все идеи тогда были реализованы, но со временем и проспект Кирова насыщается различными объектами.

Показательно, что через 30 лет у нас появляется продолжение этого уникального проекта. И заметьте, опять происходит соединение потенциала города и административного ресурса, решения.

Процесс уплотнения, процесс создания каркаса – вот что сейчас происходит с Саратовом. И это правильно.